July 23rd, 2015

legs

(no subject)

В "В конце ноября" Хемуль решил построить для мумм-папы домик на клёне, чтобы папа мог смотреть в окно, любоваться закатом, или наблюдать в телескоп за звездами.

Даня загорелся этим домиком. Взгляд его затуманился, губы расплылись в мечтательной, бессознательной улыбке, сам он весь размяк, и начал...

...Я тоже хочу такой домик на дереве, на нашем дачном участке. Там нет клёна, но как будто бы он есть. В этом домике будет печка, чтобы печь пироги, и микроволновка, и маленькая плита, и стол с микроскопом и разными колбами и мензурками. И будет небольшой телескоп. А крыша будет похожа на трапецию, с площадкой, и по этой площадке можно будет ходить и наблюдать за чем-нибудь.
Обязательно будет лифт. Правда, я не придумал, как он будет работать. Наверное, там будет колесо, и веревка, в общем, нужно будет крутить такой руль, чтобы подниматься и опускаться. И в лифте тоже будет маленькая печка и холодильник.

Богги, как вкусно он мечтал! :))

...и я вспомнила свои маленькие мечты :)

В 11 лет, когда мы с одноклассниками возвращались с этюдов из Таврического сада, шел сильный дождь. Мы промокли, замерзли, и ждали троллейбус, чтобы добраться до дома. Я не любила ездить в троллейбусе, меня в нем укачивало. И в автобусе укачивало. Только в трамвае мне было хорошо, и я его искренне любила :)
И вот, ожидая троллейбус, я мечтала о невидимом трамвае, который ездит без водителя, а рельсы появляются сами собой по пути следования.
Мой трамвай был маленьким и уютным, с большими окнами. В нем была печка и стеллажи с книгами. У окна стояла тахта, накрытая клетчатым пледом, рядом с тахтой был стол, а на столе - термос с горячим сладким чаем, пахнущим пробкой, и бутерброды с сыром.
Я представляла, как все еще не отогревшаяся, с чуть влажными ногами в теплых и колючих шерстяных носках, сижу на тахте, пью чай, и смотрю в окно. А за окном - промокший, блестящий, серый, лиловый, бледный город. Машины, люди под зонтами, лужи, усталость от дождя. Неприятное ощущение мокрой обуви и стылости. Но мне в моем трамвае тепло и сухо. Я невидима. Я гуляю :) И мой чудесный трамвай качается и гремит на стыках невозможных, невидимых рельс :)
legs

(no subject)

А когда я стала старше, и прочитала "Сын сумерек и света" и разного Макса Фрая, я начала мечтать о домике и лесе. Вот как сейчас мечтаю о море. Когда мне было очень грустно и тоскливо, я закрывала глаза, и видела маленький темный дом на опушке осеннего букового леса.

Не знаю, зачем он был мне нужен, этот дом. Я никогда в него не заходила, не представляла, какой он внутри. Наверняка в нем было темно и тесно, и запах был сладковатый и чуть-чуть противный.

Мне нравился лес. Его я подсмотрела в фильме "Белоснежка: страшная сказка" с Сигурни Уивер в роли злой мачехи. До этого фильма я и не знала, что бывают такие леса - прозрачные, усыпанные листьями, странные, и немного страшные от того, что в них невозможно спрятаться.
Но мой лес не был страшным. Он был добрым, осенним, коричневым, желтым, черным, рыжим (не оранжевым, нет), очень тихим, обволакивающим, забирающим все мысли, с которыми я в него приходила.
Я бродила между деревьями, шурша опавшей листвой.
Стояла, задрав голову, и вглядываясь в переплетение веток.
Сидела у ручья, тихонько журчащего холодной водой, в которой отражались маленькие кусочки неба.

Иногда в лесу было солнечно, и я заходила в столбы света и щурилась, и грелась, и улыбалась, и морщила нос :)
Но чаще было пасмурно и туманно, и казалось, что лес совсем крошечный, всего несколько деревьев с пределах видимости, а за ними нет ничего, только густой и плотный туман.

Странно, но мне это всегда помогало. Наступало какое-то оглушение и равнодушие. Все переживания растворялись, теряли остроту. Лес бледнел, и я жила дальше.
Однажды я попыталась его нарисовать. Это было ошибкой :)
Я перестала заходить в мой лес. Несколько лет вообще никуда не ходила.
А потом... а потом начала мечтать о море :)

[Вот]