Катеришна (kurlapas) wrote,
Катеришна
kurlapas

Category:

Сказка про Кактус

Сказка написана для проекта №113 "День Цветочных Фей" в Заповеднике сказок.

Творческий импульс получен от замечательной женщины qqqsss :) Спасибо большое, Елена!

Заранее прошу прощения у всех любителей и знатоков домашних растений :)

Рабочий день в НИИ "Физтехприбормаш" подходил к концу.
Выключались компьютеры, захлопывались двери, с щелканьем поворачивались в дверных замках ключи. Громко стучали каблуки в темных коридорах.
Начальница лаборатории Ольга Петровна уходила последней. Она полила цветы, строго посмотрела на притихшую технику, недоверчиво хмыкнула в сторону испуганно булькнувшего кулера, выключила свет, и, с чувством выполненного долга, заперла вверенное ей помещение. Несколько секунд были слышны её удаляющиеся шаги, а потом наступила тишина.

Небо из дневного ярко-голубого стало бледным, вечерним. Деревья замерли, готовясь ко сну. Прогрохотал на повороте трамвай, от чего старое здание НИИ "Физтехприбормаш" мелко затряслось.

- Опять этот трамвай! - раздражённо проворчал старожил лаборатории Хлорофитум Татьяныч. - Ездит и ездит, трясёт и трясёт! Сколько себя помню - всегда одно и то же! Я уже, честно говоря, боюсь, что однажды свалюсь с этого шкафа! Точно вам говорю, трамвай погубить меня хочет!
- Ах, Хлорофитум Татьяныч, хватит уже! Даже не столько трамвай раздражает, сколько ваше ежедневное ворчание и жалобы на жизнь! Вы стоите на этом шкафу дольше, чем я себя помню, и до сих пор не упали. Ничего с вами не случится.
- Да уж, Солейролия Инессовна, вам легко говорить! Вы-то вон стоите на столе, и не на краю, как я, а в середине. Вам ничего не грозит!
Солейролия Инессовна оскорблённо тряхнула зелёными кучеряшками.
- Мне, между прочим, грозит излучение от компьютера. Оно жутко вредное. Я уже чувствую, что болею и чахну.. Но, в отличие от вас, терплю, не жалуюсь, и хорошо выполняю свою работу, вот так-то!
- А я, значит, плохо выполняю свою работу? - Хлорофитум Татьяныч грозно взмахнул стрелой - Зазря, значит, воду пью и удобрение ем?!
- Не передёргивайте, я этого не говорила!
- Вы намекали!
- Не намекала!

- Тише, тише! Не ссорьтесь! - вмешалась в спор Сансевиерия Ольговна по прозвищу "Щучий Хвост". - Вы оба замечательно работаете и одинаково подвергаетесь опасности. Опасность немного разная, конечно, но, тем не менее, очень, очень серьёзная! Это я вам как личное растение начальника лаборатории говорю.
- Ой, подумаешь, начальника лаборатории - проворчал Хлорофитум Татьяныч. - Я раньше вообще в кабинете директора жил, нынешнего главного еще сопливым студентом помню..
Сансевиерия Ольговна улыбнулась:
- Да ваших заслуг никто и не умаляет, уважаемый Хлорофитум Татьяныч. На вас всё НИИ держится!
Польщённый многолетний трав распушил листья, и сбросил Сансевиерии Ольговне один из своих немного пожухших цветков.
Сансевиерия тихонько вздохнула и покачала листьями.

- Герань Ириновна, расскажите, пожалуйста, что там на улице? - томно попросил Молочай Тирукалли Борисович - Наверное, что-то удивительное, потому что ваши цветки сегодня особенно красивы, а пушок на листьях так отсвечивают, что я прямо весь горю...
- Бесстыдник! - прошипела давно и безнадёжно влюблённая в Молочая Солейролия Инессовна.
- Вы что-то сказали, мадам? - переспросил Молочай.
- Ничего! - отчеканила покрасневшая в лучах вечернего солнца Солейролия.
- А, ну тогда ладно. Так что там в наружности, Герань Ириновна?
- Ой, да всё то же - защебетала Герань. - Дом напротив так и стоит, машины ездят, люди ходят, облака плывут, Тополь вот отрастил сережки, и скоро выпустит семена..
- Ах, ах, как интересно! - приторным голосом воскликнул Молочай.

- А вам понравилась новая подкормка? Та, что на банановых шкурках? По-моему, просто чума! Я прямо чувствую, как иду и в рост, и в ширь, и в зелень!
- Ну-ну, Нефролепис Сергеевич. Только в рост вам и не хватает.
- А что? Ну, я же не виноват, что силы так и прут! Эге-гей! Я бы сейчас!..
- Ой, да ладно...
- Серьёзно! И вообще, Хедерочка Еленовна, может, я стремлюсь отрастить такие длинные стебли для того, чтобы наконец коснуться вас, дорогая!
- Непрофелис Сергеевич, что вы говорите! Вы меня смущаете!..
- Какая же вы кокетка...

Разговор растений тёк в привычном русле. Не так уж просто найти новые темы для бесед, если вы растения, много лет провели вместе в одной комнате, и единственные доступные вам перемены - это перестановки, новые удобрения, новые люди и новые растения, и естественная смена времён года.

Трихоцереус Белеющий с трудом держался, чтобы не закричать. Пустая болтовня соседей раздражала его до ломоты в колючках. Он никак не мог привыкнуть к тому, что все эти живые существа спокойно сидят в своих горшках, исправно очищают воздух, и все их мысли крутятся вокруг простых, обыденных вещей. За два года, проведённых в лаборатории НИИ "Физтехприбормаш", Трихоцереус много раз пытался поговорить с ними о чем-то отвлечённом, о снах, например, или о мечтах, о музыке, или о путешествиях, о политической ситуации в стране, наконец, но каждый раз натыкался на стену непонимания и недовольства.
- О чём это вы? - удивлялась Солейролия Инессовна.
- Эх, молодёжь! - ворчал Хлорофитум Татьяныч.
- Музыка? А, да, мне нравится! Особенно вот это.. как его.. ну, еще Борис Олегович напевает.. про собачку Кукарачку.. - морщила пушистые листочки Герань Ириновна.
- А мне ничего не снится! Потому что сон у меня здоровый и крепкий, без баловства! - смеялся Нефролепис Сергеевич.
Молочаю в принципе ничего не было интересно, а Хедера Еленовна просто не хотела общаться с "этим колючим стручком", как она называла кактус.
И только Сансевиерия Ольговна с удовольствием общалась с Трихоцереусом, искренне поддерживая предложенные им темы.

- А еще Замеокулькиса Петровича с третьего этажа в новый горшок пересадили! В красный, керамический, глянцевый. Я фотографию на мониторе Инессы Гавриловны видела. - захлёбываясь от возбуждения вещала Солейролия Инессовна. - Замеокулькис в этом горшке потрясающе красив, я прямо обалдела!
- Везёт же. - завистливо вздохнул Молочай Борисович. - Эх, мне бы такой горшок..

- Боги, боги мои! За что мне всё это? - тихонько простонал Трихоцереус, и вперил взгляд в темнеющее за окном небо..

Надо сказать, что в отличие от всех зелёных обитателей лаборатории, никогда не знавших, как это - жить в естественной среде, кактус Трихоцереус Белеющий был самым настоящим диким кактусом из Перу. Он вырос в Андах, в окружении родственников и друзей. Всё детство он любовался потрясающими восходами, закатами, облаками, звёздами, пил вкуснейшую холодную воду, грелся на солнце, и мечтал вырасти большим и красивым. Он представлял себя зелёным гигантом с длинными колючками и чудесными белыми цветами.
Но два года назад большие руки человека выкопали юного Трихоцереуса, посадили в мешок, закутали, чтобы не сильно кололся, и повезли, повезли куда-то.. Было то темно, то светло, то тепло, то холодно, и, наконец, Трихоцереуса вытащили из мешка, и посадили в горшок с непривычной, странной влажной почвой. На его вершину повязали красный бант. Снова посадили в мешок, но уже прозрачный и красивый, и понесли, понесли, покачивая, так, что бедняге стало дурно. Сквозь немного запотевший мешок он видел небо, и огромные скалы, и грохочущие, движущиеся штуки, и вообще много всего такого, чего он не знал и представить себе не мог.
А потом его занесли в НИИ "Физтехприбормаш", и торжественно вручили лаборантке Светочке в качестве подарка на день рождения. Светочка с интересом изучила информацию о Трихоцереусе, и постаралась делать так, чтобы ему было хорошо. На зиму она унесла его в холодное помещение, где хранили дворницкий инвентарь, а весной, как только потеплело, поставила его на подоконник, потеснив Герань, и поливала его, и разговаривала с ним, и даже включала музыку - только ему одному!
Осенью энтузиазм Светочки иссяк. Она оставила кактуса на подоконнике, где ему было слишком жарко, взяла отпуск за свой счет, а после и вовсе уволилась, забрав с собой только чашку с ложкой и пару туфель. Трихоцереус стал общим, то есть ничейным, и все работники лаборатории ухаживали за ним так же, как и за остальными растениями: поливали, подкармливали, и всё.

Конечно, такие непривычные условия подкосили здоровье Трихоцереуса Белеющего. Она начал чахнуть, пожелтел, согнулся. Другие растения его не понимали, он не понимал их. К плохому самочувствию прибавилась чудовищная скука. Единственной отрадой для кактуса стало смотреть в окно, и вспоминать свою жизнь в горах. Картины прошлого были настолько яркими и красивыми, что по сравнению с ними окружающая действительность становилась противнее день ото дня. Несчастный кактус настолько отчаялся, что решил покончить жизнь самоубийством. И вот последние несколько месяцев он только и делал, что мечтал об освобождении, которое казалось ему трагическим, романтическим и прекрасным.

...Лучи горячего солнца ворвались в лабораторию через распахнутое окно. Растения вздрогнули, затрепетали, развернули свои листья навстречу теплу и свету. Кружевные тени легли на стены и столы. В комнате запахло свежестью и зеленью.
Трихоцереус стоял на подоконнике, и ловил легкие порывы теплого ветра. Его бок почти не болел, ему было хорошо и спокойно. "Совсем как дома" - расслабленно думал кактус. - "И даже соседи не раздражают. Всегда бы так..."
Вдруг неожиданный резкий толчок опрокинул Трихоцереуса. Он почувствовал, что падает, осознал, что вот-вот разобьётся, почувствовал бесконечный ужас и жажду жизни, закричал, и...

- А ну-ка тихо! - привёл его в чувство чей-то сердитый басовитый шёпот. - Немедленно перестань орать, а не то я рассержусь!
- Что со мной? Я умер? - слабым голосом спросил Трихоцереус. Он понял, что это был всего лишь сон, и на самом деле сейчас глубокая ночь, и он всё так же на подоконнике лаборатории НИИ "Физтехприбормаш". Кактус попытался сфокусироваться на стоящем в тени оконной рамы существе, которое с ним разговаривало. Оно было небольшим и крылатым.
- Вы.. ангел??? - удивлённо воскликнул несчастный.
- Да нет. - ответило существо. - Ну какой я ангел. Ангелы - они большие, серьёзные. А я так, мелкая сошка.
- А-а-а, Вы гном? - Трихоцереус вспомнил про бурно обсуждавшихся в лаборатории садовых гномов.
- Пф-ф-ф! - презрительно фыркнул незнакомец. - Гномы не летают! И вообще, они совсем другие. Надо же! Предположить, что я - гном! И откуда только вы такие назамутнённые берётесь?!
- Из Перу.. - пробормотал кактус.
- Откууууда?! Что, правда из Перу? Из настоящего? Вот из того, которое в Южной Америке? Или цветочный магазин так называется?
- Из настоящего Перу - важно проговорил Трихоцереус и попытался распрямиться, но охнул от боли в кривом боку.
- Уууу, брат, что-то ты не совсем здоров, мне кажется.
Таинственный ночной посетитель вышел из тени, и изумлённый Трихоцереус увидел, что это маленькая, коренастая женщина в кожаной безрукавке с заклёпками, кожаных штанах и крошечных берцах. На голове женщины была бандана с черепами. Мускулистые руки от плеч до запястий покрывала изящная татуировка. Растущие из спины бабочкины крылья были немного изменены, и вызывали скорее ужас, чем умиление.
Пока кактус приходил в себя, странная женщина хмыкнула, хрустнула шеей, и деловито погрузила руки в его горшок.
- Ой, щекотно! - смущённо засмеялся Трихоцереус.
- Терпи!
Закончив ковыряться в почве, женщина приложила ухо к стволу своего пациента, что бы послушать, что происходит внутри. Она ощупала его бока, измерила иголки, неодобрительно потыкала пальцем в искривление.
- Эх, разве ж можно живое существо до такого состояния доводить? - проворчала она. - А ещё лю-ю-юди, цари приро-о-оды! Почти уморили такого парня! Тьфу! Бездари!
- Доктор, я буду жить? - испуганно пролепетал кактус.
- Будешь. Но в таких условиях, увы, не долго.
- Да я и не собирался.. долго.. Сил моих больше нет.. Дождаться бы, когда окно откроют, да и сигануть вниз!.. Здоровья нет, жизни нет, соседи - все приземлённые какие-то, ни мечты у них, ни снов.. из интересов только новые горшки и сплетни.. Ай, да что говорить!
- Ну-ну, друг мой, не надо так расстраиваться - ласково прогудела женщина. - Я здесь, с тобой, значит, что-нибудь да придумаем.
- А что вы можете придумать? Вы вон какая маленькая, хоть и с крыльями.. Не заставите же вы людей правильно меня поливать и на зиму в холодное помещение ставить. Да и этим вот, коллегам, мозги не вправите..
- Да, ты прав. Всего этого я сделать не смогу. Но.. Скажи, разве тебе и правда хочется, чтобы за тобой всю жизнь просто правильно ухаживали, и вели интересные беседы?
- Ну.. - немного смутился Трихоцереус - Вообще-то, если честно, больше всего на свете мне хочется.. вернуться домой, в горы.. к своим.. Жить так же, как раньше. Чтобы вокруг был чудесный мир, и мои друзья и родственники.. Там моё место, а не здесь. Я уверен, что свободные живые растения должны жить в местах своего естественного обитания, а не в этих странных кирпичных коробках! Что, будете спорить?
- Революционер! - засмеялась женщина. - Нет, спорить я не буду. Зато попробую что-нибудь с тобой сделать. Но одно условие: без твоей помощи, и настоящего, горячего желания, ничего не получится.
- А что должно получиться?
- Во-первых, должно получиться здоровье. Таким кривым и чахлым по-настоящему чего-то хотеть точно не выйдет. Поэтому прямо сейчас я тебе кое-что поправлю, а дальше уже сам, сам..
Она отошла к краю подоконника, и достала из-за голенища берца палочку. Подула на неё, встряхнула, и на конце палочки зажёгся маленький жёлтый огонёк.
- Ну-с, приступим! - воскликнула женщина, резко взмахнула крыльями, и направила на Трихоцереуса поток горячего сияния, исходящего с конца её волшебной палочки...

Утром, ровно в 8.45, дверь в лабораторию распахнулась.
Ольга Петровна в лёгком платье и босоножках решительно вошла в кабинет.
Первым делом она подошла к окну, и настежь распахнула его, подставляя лицо утреннему теплу и свету.
- Надо заранее проветрить, пока самая жара не началась, - пробормотала она, привычным движением переставляя поближе к середине подоконника горшок с Трихоцереусом. Потом на секунду задумалась, и поставила рядом с кактусом горшок с Щучьим Хвостом.

- Трихоцереус Светланович, вы сегодня прекрасно выглядите! - еле слышно прошептала Сансевиерия Ольговна. - Вот что солнышко-то делает. Помолодели весь, вытянулись, вон, зелёный какой! И.. что это у вас? Бутоны?
- Да, бутоны. - так же шепотом ответил Трихоцереус. - Спасибо вам, дорогая Сансевиерия. Вы одна были добры ко мне.
- Ой, да ну что вы! Все к вам хорошо относятся, просто они.. ну.. немного другие.. Сами понимаете.
- Понимаю..
- Вот и славно. - улыбнулась Щучий Хвост.
- А знаете, Сансевиерия Ольговна, я должен сказать вам одну важную вещь. В общем.. Если когда-нибудь вы захотите.. ну, сменить место жительства, например, или ещё что, позовите Матильду. Она обязательно поможет.
- Хорошо, Трихоцереус Светланович. Обязательно. Что бы это ни значило.
- Вы поймёте.. Потом..
И Трихоцереус замолчал, напряженно глядя в окно.
Замолчала и Щучий Хвост.

Ближе к обеду небо начало затягивать облаками. Белые барашки превратились в грозных сизых великанов, которые, порыкивая, наступали на город. Усилившийся ветер раскачивал горшки с Сенсверией и Трихоцереусом.
- Что-то я волнуюсь - сказала Сансевиерия.
- Всё будет хорошо. - ответил кактус. - Всё будет просто замечательно...
Вдруг он стал ещё зеленее, задрожал от натуги, и начал распускать свои бутоны. К немалому удивлению Щучьего Хвоста, из бутонов появились не цветки, а самые настоящие крылья. Белые, душистые, состоящие из лепестков, но, вне всяких сомнений - крылья.
- Я готов, готов! - восторженно прошептал Трихоцереус.
- Ну, раз готов - пошёл! - крикнула прятавшаяся до этого момента в ветвях Тополя цветочная фея Матильда. - От винта-а-а-а!!!
Сильнейший порыв ветра налетел на подоконник, и подхватил расправившего крылья Трихоцереуса Белеющего. Кактус поджал корни и стряхнул ком грунта вместе с горшком.
- Свободен! Свободен! - захохотала Матильда - на Перу!
Она быстро подлетела к Трихоцереусу, обняла его, и они вместе рванули на запад, подгоняемые ветром и наступающей грозой.

- Ах ты, упустила! - воскликнула Ольга Петровна, переставляя Щучий Хвост на тумбочку, и закрывая окно. - Разбился наверное, кактус-то.. ай-ай-ай.. А, впрочем, он и так не жилец был. Дождь-то какой, мама дорогая!

Вечером зелёные обитатели лаборатории возбуждённо обсуждали произошедшее.
- Я! Я всё видел! - кричал, кашляя Хлорофитум Татьяныч. - Как есть сам выбросился! Ещё и успел прокричать: "Прощай, жестокий мир!".
- Да не было такого! - возмущённо отвечала ничего не видевшая со своего стола Солейролия Инессовна. - Его голубь крылом зацепил, вот он и упал.
- А я говорю - сам!
- Бедный Трихоцереус!.. - всхлипывала Герань. - Ужасная смерть! Он такой не заслужил!
- Не расстраивайтесь так, милая! - утешал Герань Молочай, немного любуясь своим отражением в мониторе.
- Может, ему так даже лучше. - бесхитростно подытожил Нефролепис.
- Сансевиерия Ольговна, вы там были! Подтвердите, что я прав, и так всё и было! - требовал Хлорофитум.
- А? Что? Да.. Да, сам выпал.. голубь, опять же. - рассеянно сказала Щучий Хвост.
- Ну вот видите, Солейролия Инессовна, я был прав!..
- Нет я, я!

...Сансевиерия Ольговна слушала эти дрязги и смотрела в умытое грозой небо. Ах, как красиво летел Трихоцереус Светланович! Наверное, он уже дома, и рассказывает своим о путешествиях, и о звёздах, и о НИИ "Физтехмашприбор".. Хотя что о нём рассказывать? Гиблое место.. Сансевиерия улыбнулась. Теперь она точно знала, что делать. Нужно только немного подготовиться. И тогда...
Tags: графоманьячество
Subscribe

  • Сегодня мы ходили гулять

    с paraskevi_fox Да-да. Через 5 лет интернет-знакомства наконец состоялась ошеломительная развиртуализация :))) Мы вышли из метро, и…

  • Утро туманное

    Реально туманное. Ещё до НГ опытные коллеги рассказали, что на 1 января всегда варят суп. Борщ, кислые щи или бульон. Горячий жирный суп, который…

  • Выпускайте Кракена!

    Вчера в очередной раз сходила к бородатому неврологу. Ну, спина вроде стала получше. От сидения в одной позе немеет и побаливает, от активных…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments

  • Сегодня мы ходили гулять

    с paraskevi_fox Да-да. Через 5 лет интернет-знакомства наконец состоялась ошеломительная развиртуализация :))) Мы вышли из метро, и…

  • Утро туманное

    Реально туманное. Ещё до НГ опытные коллеги рассказали, что на 1 января всегда варят суп. Борщ, кислые щи или бульон. Горячий жирный суп, который…

  • Выпускайте Кракена!

    Вчера в очередной раз сходила к бородатому неврологу. Ну, спина вроде стала получше. От сидения в одной позе немеет и побаливает, от активных…