Катеришна (kurlapas) wrote,
Катеришна
kurlapas

Ганс

Для проекта N114 в Заповеднике сказок "День юного алхимика".

Давным-давно, когда мир ещё был полон неизведанных тайн, когда в люди верили в фей и единорогов, жил-был в одном небольшом городе молодой кузнец по имени Ганс.
Всем Ганс был хорош: и статен, и умён, и румян, и сметлив, а уж как работа у него спорилась - загляденье. На ярмарках он был первый танцор, в забавах - первый заводила. Но при этом сердце у него было доброе, и человеком он был честным и ответственным.
В том же городе жила девушка по имени Марта, которая очень нравилась Гансу. Стоило Марте пройти мимо окна его кузнецы, как Ганс оставлял все дела, и выходил на улицу, чтобы перекинуться с девушкой парой шуточек, да ещё, если повезёт, выпросить у неё яблоко или пирожок, которые она носила на рынок продавать.
Надо-ли говорить, что Ганс тоже очень нравился Марте, и все городские кумушки были уверены, что дело обязательно закончится свадьбой.

Но сплетни так и остались сплетнями. Однажды Марта простудилась, да так сильно, что никакие лекарства ей не помогали, а приглашенный доктор только разводил руками: ни припарки, ни кровопускания, ни обертывания не могли вернуть красавице здоровье. Обеспокоенный Ганс не находил себе места. Он запер кузнецу, и целые дни проводил в доме Марты, с радостью выполняя все поручения доктора и матери девушки. Но время шло, а лучше ей не становилось. Румянец покинул щеки Марты, под глазами залегли тени. Она сильно похудела, а дыхание стало частым и хриплым.

Наконец доктор сказал, что надежды нет, и нужно готовиться к худшему.

В отчаянии Ганс выбежал из дома Марты. Его мысли путались, слезы душили молодого кузнеца. Чтобы унять мУку, он помчался, куда глаза глядят, и остановился только возле большого мрачного дома на окраине города. Этот дом принадлежал одному пожилому господину, которого горожане боялись и считали колдуном.
"Пойду к нему!" - подумал Ганс. - Будь он хоть сам дьявол - лишь бы спас Марту!".
Исполнившись решимости, Ганс постучал в дверь. Ему долго не открывали, и юноша уже подумал, что дом покинут, но тут щелкнул замок, и дверь тихо отворилась. На пороге стоял мрачный пожилой человек, и взгляд его прозрачных голубых глаз не сулил Гансу ничего хорошего.
- Извините, добрый господин.. - робко начал кузнец.
- Я не добрый! - сердито сказал открывший дверь.
- Простите, ради Бога..
- Не поминайте имя Господа всуе!
- Еще раз извините - совсем смутился юноша. - Меня зовут Ганс Шмидт, я кузнец. Могу-ли я увидеть хозяина этого дома?
- Нет. - Ответил странный мужчина, и начал закрывать дверь.
- Подождите! Я слышал, что господин, живущий здесь, весьма искушен в науках и обладает тайными знаниями! Мне очень нужна его помощь! Я готов на всё, лишь бы он помог мне.
Дверь перестала закрываться.
- Точно на всё? - прозвучал из темного холла скрипучий вопрос. - Ты хорошо подумал?
- Да! На счету каждая минута!
- Хорошо же. Входи.
Дверь распахнулась, и Ганс перешагнул рассохшийся, покрытый пылью порог.
- Можешь называть меня мэтр Хейден, и я и есть тот искушенный в науках господин, которого ты ищешь.
- О, благодарю вас, мэтр Хейден!
Хозяин дома поморщился.
- Так что привело тебя ко мне, глупый кузнец?
- Девушка, которую я очень люблю, и на которой я бы хотел жениться, тяжело больна! Доктор говорит, что она при смерти, и надежды на выздоровление нет!.. - с горечью воскликнул Ганс.
- И что ты хочешь от меня? Я не кудесник, не Господь Бог, не Дьявол, и не фея, приносящая здоровье!
- Все так, добр.. мэтр Хейден. Но я думал, что вы, в своей мудрости, знаете какое-нибудь средство, которое не даст Марте умереть!
- Так ее зовут Марта?
- Да.
- И что, красива-ли она?
- Очень! Волосы её белые, как лён, а глаза синие, как июльское небо!
- Как небо.. - мэтр Хейден усмехнулся. - Ну, допустим, я могу сохранить жизнь твоей возлюбленной. Что ты можешь предложить мне в качестве платы за мои услуги?
- Всё, что вы захотите! - взволнованно воскликнул Ганс.
- И даже жизнь?
На секунду кузнец задумался. Ему стало очень страшно, но так как он не мыслил своей жизни без Марты, то решил, что готов пожертвовать собой, лишь бы она жила.
- Да.. Даже жизнь. - тихо ответил Ганс.
В прозрачных глазах мэтра мелькнул опасный огонек.
- Ну, что ж. Такая плата меня устраивает. Твоя жизнь в обмен на жизнь девушки! Хорошая сделка! Чтобы избежать дальнейших недоразумений, предлагаю заключить договор и скрепить его подписями. Пройдем-ка в мой кабинет, мальчик. Там есть все необходимое.
И твердым шагом мэтр Хейден направился вглубь дома. Ганс последовал за ним.

- Пока я составляю договор, присядь в это кресло. И будь осторожен! Я не хочу, чтобы ты что-то повредил! Всей твоей кузнецы вместе с товаром не хватит, чтобы оплатить хотя бы самую маленькую реторту, самый дешёвый порошок!
Испуганный и напряжённый, Ганс сел в указанное ему кресло, и начал осматриваться. А в кабинете было, на что посмотреть. У окна стоял большой стол, заваленный бумагами и книгами. В глубине, у стены, расположились шкафы, внутри которых таинственно поблёскивали незнакомые кузнецу предметы. На еще одном столе, что находился недалеко от печки, стояли склянки, пузырьки, тигели, треноги, штативы. В тишине было слышно, как скрипит перо да позвякивает чернильница.
Наконец, мэтр Хейден закончил писать, и протянул Гансу два листка бумаги.
- Надеюсь, ты умеешь читать, и внимательно отнесёшься к подписываемому тобой документу. Обратного пути не будет.
- Да, мэтр. - ответил Ганс, и погрузился в чтение.
"Сиим документом я, алхимик первой ступени, рыцарь ордена Лилии, Тайный Магистр Хейден Вульф, письменно подтверждаю своё обязательство посредством имеющихся у меня знаний и умений сохранить жизнь ныне болеющей девице Марте Беккер, по просьбе нижеподписавшегося Ганса Шмидта, коий, в качестве оплаты за оказанную мною услугу, находясь в трезвом уме и твёрдой памяти, обязуется отдать мне, мэтру Хейдену Вульфу, свою жизнь. В случае невыполнения одной из сторон взятых на себя обязательств, пострадавшая сторона имеет право поступить с виновным так, как посчитает нужным".
- Я согласен! Где перо?
Мэтр Хейден подвёл Ганса к столу, и молча указал на письменные принадлежности. Росчерк - и договоры были подписаны.
- Когда вы сможете приступить к работе, мэтр? - спросил Ганс.
- Я начну сегодня же. Завтра вечером приходи за снадобьем. И постарайся сделать так, чтобы твоя возлюбленная не умерла до того, как всё будет готово. Воскресить её я не смогу.
- Благодарю! Благодарю! - воскликнул юноша, попрощался с алхимиком, и, окрылённый надеждой, поспешил домой. И поэтому не видел, как хищно сжались пальцы мэтра, и как гримаса злобы исказила его лицо.

На следующий день, как только солнце начало клониться к закату, кузнец стоял у дверей алхимика.
- Вот снадобье для Марты. Она должна выпить весь пузырёк не пролив ни капли. Если хоть одна пропадёт впустую - девушке уже ничего не поможет. Ну а после я жду тебя здесь. Ты ведь помнишь, что теперь твоя жизнь в моих руках?
- Помню, мэтр! Спасибо! Завтра же утром я приду! А сейчас.. я побегу.. Марта, бедняжка, совсем плоха..
Мэтр ничего не ответил Гансу, и закрыл дверь прямо перед его носом.
Ликуя, юноша поспешил к дому возлюбленной. В маленьком тёплом пузырьке сосредоточились все его чаяния, надежды, и любовь.

И вот он у постели больной девушки. Бережно поддерживая её за плечи, Ганс осторожно влил снадобье в приоткрытый рот. Марта проглотила жидкость, и тут же с ней начали происходить перемены. На бледное лицо вернулись краски. Дыхание стало ровным и глубоким. Жар спал. Однако, глаза она так и не открыла.
"Спит, наверное". - подумал Ганс, и поспешил к родителям девушки, чтобы сообщить радостную новость.

Утром Ганс, как и обещал, пришел к дому мэтра Хейдена. Он долго стучал, но никто ему не открыл. Озадаченный кузнец присел на крыльцо, и стал ждать, ведь ничего другого ему не оставалось.
Прошло утро, за ним день. Наступил вечер. Дом оставался тих, и как будто бы пуст.
"Ну, что ж. Пойду, проведаю Марту" - решил Ганс, и быстро направился к дому девушки. Однако его встретила не выздоровевшая Марта, а её обеспокоенная мать: возлюбленная кузнеца, по словам осмотревшего её доктора, была совершенно здорова, просто спала таким крепким сном, что никто не мог её разбудить.
Перепугавшийся Ганс помчался обратно, к мэтру Хейдену.
На этот раз дверь открылась, едва юноша постучал.
- А-а-а, это ты, наглый обманщик! - с неприязнью в голосе проскрипел алхимик.
- Я не обманщик! - воскликнул возмущённый Ганс. - Я был здесь с самого раннего утра, как и обещал, но никто не открыл мне дверь!
- А это не твоего ума дело! Ты что, забыл, что теперь не имеешь права ни на свои мысли, ни на свои желания? Вот договор, твоя жизнь принадлежит мне!
- Постойте! Наш договор не исполнен! Марта выпила ваше снадобье, всё до последней капли, но она спит и не может проснуться!
- Но она жива?
- Жива.
- Здорова?
- Доктор говорит, что да..
- Так в какой части наш договор не исполнен, а? В нём написано, что я обязуюсь сохранить жизнь этой твоей девице, что я и сделал! А про дальнейшее ее состояние в договоре нет ни слова!
- Но что же теперь с ней будет?
- Да ничего. Будет спать, пока не истлеет.
- Вы.. Вы чудовище! Дьявол! У вас нет сердца! - в отчаянии закричал Ганс.
Алхимик злобно расхохотался:
- Дьяволу есть, чему у меня поучиться, глупый мальчишка! А сердце у меня есть, но оно твёрже камня, чтобы никакие глупости вроде этой твоей любви и сочувствия не отвлекали меня от моих штудий! А теперь, будь добр, входи! Тебя ждёт весьма долгая и трудная жизнь без жизни! Ведь ты, надеюсь, понимаешь, что если попробуешь сбежать, и твоя участь, и участь Марты, будут ужасными?! Уж поверь, у меня достаточно денег и возможностей, чтобы ваши жизни превратились в бесконечную череду боли и страданий!

Совершенно подавленный, Ганс зашёл под тёмные, мрачные, полные тайн своды дома мэтра Хэйдена Вульфа. Дверь за ним с грохотом захлопнулась.

***
Потянулись долгие, полные служения алхимику, дни. Чтобы никто из горожан не смог узнать Ганса, а сам юноша ни с кем не разговаривал, мэтр Хейден обезобразил ему лицо и заставил принять порошок, от которого у молодого человека пропал голос. Мэтр никогда не называл кузнеца по имени, а обращался к нему не иначе, как "раб".

Чудом удалось Гансу узнать, что напуганные священником родители Марты отнесли спящую девушку в лес, положили в пещеру, а вход завалили камнями. Юноша нашел эту пещеру, и иногда, когда появлялась возможность, приходил к спящей Марте, держал ее за руку и молился о том, чтобы она проснулась. Сколько раз корил он себя за поспешность и наивность, сколько раз проклинал тот день, когда постучал в дверь мэтра Хейдена!

Однако время шло, и горечь от содеянного сменилась желанием вырваться на свободу и спасти Марту. Допущенный в кабинет алхимика для помощи в проведении опытов, Ганс старался запоминать все, что делал мэтр, а редкими ночами, когда его хозяин крепко спал, читал книги из библиотеки. Поначалу он ничего не понимал, но постепенно перед изумленным Гансом открылся тайный и загадочный мир алхимии. По составу и способу воздействия на компоненты он угадывал, что пытался сотворить пожилой мастер, а иногда даже мог видеть совершаемые алхимиком ошибки. А еще Ганс научился сам составлять снадобья и эликсиры, которые могли бы исцелить множество болезней, но не одно из них не способно было разбудить Марту.

Шли годы. Чем старше становился мэтр Хейден, тем сильнее становилось его желание найти эликсир жизни, красную тинктуру, философский камень. Он перепробовал множество рецептов, но каждый раз у него ничего не получалось. Тогда он решил сам создать таинственный магистерий. Всё пошло в дело, все доступные компоненты. Обезумевший алхимик требовал от Ганса принести ему то змеиные яйца, то птенца, то котёнка. Доброму кузнецу всё это очень не нравилось, но, связанный договором, он выполнял приказы своего хозяина.

И вот однажды мэтр Хейден потребовал доставить ему новорожденного младенца.
- Дитя, мне нужно дитя! - бормотал старик. - Молодая, свежая кровь! Вот чего не хватает моему камню! Ему не хватает жизни!
Слова алхимика повергли кузнеца в ужас. Он замотал головой, показывая, что не станет выполнять этот приказ.
- Что?! Ты осмеливаешься перечить мне?! Мне, своему хозяину?! Вижу, что годы служения не пошли тебе на пользу: ты по прежнему глуп, как пробка! Ну, хорошо же! Если ты отказываешься принести младенца, мне вполне подойдёт и твоя кровь!
С этими словами старик неожиданно ловко бросил в Ганса тяжелую чернильницу, и попал ему прямо в голову. В глазах у кузнеца потемнело, и он потерял сознание.

Когда Ганс пришёл в себя, то обнаружил, что лежит на спине, руки и ноги его связаны, а в комнате пахнет гарью и серой. У кузнеца сильно кружилась голова, он чувствовал слабость во всем теле. Запястье левой руки болело - на нём был глубокий порез. Мэтр Хейден возился у стола, и по недавно появившейся привычке разговаривал сам с собой.
- Ртуть и сера, королевский брак!.. Еще немного земли.. кровь...Почему я раньше об этом не подумал? Всё так просто..
Тут алхимик повернулся к Гансу:
- А-а-а, вижу, ты пришёл в себя? Тем лучше. Считай, что ты выполнил свою часть договора: я заберу твою жизнь, и сам буду жить вечно. Да! Я создал его! Мечту всех алхимиков - философский камень, эликсир жизни! Надеюсь, твои последние минуты скрасит осознание того, что именно твоя кровь стала тем самым компонентом, что завершил Великое Делание!
Мэтр Хейден взял со стола кубок и кинжал, и подошел к связанному Гансу.
- Сейчас я опробую своё зелье, а потом выпущу из тебя всю кровь, как из свиньи. Ты мне больше не нужен. А потом, возможно, я навещу твою спящую красавицу - ведь теперь мне ничего не стоит разбудить её, и тогда.. Твое здоровье, наивный кузнец! Жизнь у тебя была не жизнь, да и смерть получается какая-то глупая!
И с этими словами алхимик первой ступени, рыцарь ордена Лилии, Тайный Магистр Хейден Вульф выпил содержимое кубка.
Сначала ничего не происходило. Но потом лицо мэтра побледнело, он начал задыхаться и кашлять. Руки и ноги его ослабли, он выронил кинжал.
- Сердце! Сердце!.. - прохрипел мэтр Хейден... и умер.

Не верящий своей удаче Ганс подполз к упавшему кинжалу, и перерезал путы на руках и ногах. Освободившись, он с силой вонзил кинжал в грудь своего мучителя. Войдя почти по рукоятку, лезвие коснулось чего-то твёрдого.
"Что это?" - подумал Ганс. - "Внутри человек мягкий и податливый, обо что же ударился кинжал?"
Движимый странным любопытством, кузнец вскрыл грудную клетку алхимика, и с ужасом увидел, что его сердце превратилось в камень.
"Всё так, как он и говорил.. каменное сердце.. Не иначе, как Господь услышал его слова, и претворил их в жизнь..".
Не совсем понимая, что делает, Ганс достал окаменевшее сердце, и подошёл с ним к столу.
"А что, если..."
С помощью зубила кузнец отколол от сердца маленький кусочек. Истолок его в ступке, смешал с маслом, добавил вина... и выпил получившуюся смесь. Ганс не знал, к чему это приведёт, но надеялся, что всё будет хорошо.
Именно так всё и получилось. Ганс почувствовал, что шрамы на его лице разглаживаются, а голос вновь обретает звучание. Кровь быстро побежала по его жилам, согбленная спина распрямилась, мышцы налились молодой силой. Кузнец подбежал к зеркалу, и увидел себя таким, каким он был 20 лет назад - молодым, красивым, весёлым.
Не теряя ни минуты, Ганс сделал ещё одну порцию живительного эликсира. Изо всех сил помчался он к пещере, в которой так долго спала Марта. Вот, наконец, и вход. Дрожащей рукой Ганс приложил пузырёк с эликсиром к губам девушки, и осторожно влил его содержимое ей в рот. И снова произошло чудо! Ресницы Марты затрепетали, она открыла свои прекрасные, синие, как небо, глаза, и с удивлением посмотрела на кузнеца.
- Ганс? Что ты тут делаешь? Где матушка? Почему я в пещере?..
Не верящий своему счастью Ганс крепко обнял Марту, и разрыдался.

Конечно, он рассказал ей обо всём, что с ними произошло. О том, как она уснула, и о том, как он столько лет служил у мэтра Хейдена, лишённый своего лица, голоса и имени. И как он мечтал разбудить её, но ничего, ровным счётом ничего не получалось. И как старый алхимик хотел забрать его жизнь, но умер, и сердце его превратилось в философский камень, дарующий здоровье и молодость. Марта плакала, слушая его рассказ, и всё гладила, гладила лицо Ганса.
- А что с моими родителями? Они живы?
- Нет, к сожалению.. Слишком много лет прошло..
И новые слёзы потекли из глаз Марты, слёзы скорби по умершим родителям.

А потом Ганс и Марта покинули город, с которым было связано так много тяжёлых воспоминаний. Они пошли, куда глаза глядят, и вскоре пришли в небольшую деревню. Там они и остановились. Деревенский священник обвенчал их, и они зажили своей семьёй. Ганс работал кузнецом, а Марта пекла вкуснейшие пироги и булочки на продажу. А если кто-то из жителей деревни заболевал, он сразу шёл к Гансу, и тот давал бедняге чудесное зелье, которое давало здоровье и прибавляло сил. Денег за своё чудо-лекарство он не брал, а только говорил: "Пока есть - лечитесь, а когда закончится - уж не обессудьте".

Так и прожили Ганс и Марта долгую, счастливую жизнь, в окружении любящих людей. А когда пришёл их срок, приняли его с благодарностью.
Tags: графоманьячество
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments