Катеришна (kurlapas) wrote,
Катеришна
kurlapas

Любовный напиток

Для проекта N114 в Заповеднике сказок "День юного алхимика".

…Мэри-Энн расправила передник, критически осмотрела заставленный посудой поднос, и осторожно постучала в дверь.
Ответа не последовало, и девушка постучала ещё раз, посильнее.
Из-за двери раздалось горестное мычание.
- Мастер Джастин, откройте! Это я, Мэри-Энн, принесла вам завтрак!
- Уйди, Мэри-Энн, я не голоден!
- Да как же вы не голодны? Вон, уже неделю толком не едите. Кожа да кости, поди, остались.
- Ну и что! Пусть я исхудаю, и умру!.. Тихо, смиренно покину этот мир, полный горечи и скорби..
- Да что же с вами опять приключилось?
- Ничего, Мэри-Энн, ничего..
- Неужто магистр Бартоломью ещё одну«двойку» влепил?
- Ах, если бы! «Двойка» - это всего лишь маленькое пятнышко на подоле плаща по сравнению с теми муками, что я сейчас испытываю!..
- Аааа! Снова проиграли в карты этим жуликам – вашим друзьям?
- Мэри-Энн! Не смей так говорить об этих благороднеших людях!
- Ну, извините, извините… Как же их ещё называть, если они постоянно обдирают вас, как липку – проворчала она.
- Что ты сказала?
- Говорю, впустите меня уже! Поднос тяжелый, а руки у меня не железные!
Из-за двери снова раздался стон, шорох, сдавленные ругательства, и дверь, наконец, отворилась. Перед Мэри-Энн предстал худой, всклоченный, закутанный в засаленный халат молодой человек. Редкая юношеская бородка клочками покрывала его щёки и подбородок, на лбу рубиновой диадемой краснели прыщи.
- Ффффууу! – сморщилась девушка. – Вы бы хоть проветривали иногда! Конечно, у вас нет аппетита – в комнате так противно пахнет!
- От тебя вообще варёной капустой несет! И я, между прочим, не нуждаюсь в твоих наставлениях! – высокомерно ответил молодой человек, пропуская Мэри-Энн в комнату.
Она подошла к заваленному книгами, бумагами, гусиными перьями, колбами, порошками и яблочными огрызками столу. Осторожно отодвинула в сторону мусор, и поставила свой поднос.
- Присаживайтесь, мастер Джастин! Вот, смотрите, яичница с беконом, хлеб свежий, кофе – всё как вы любите! Масло, опять же, мёд…
- Ничего мне не нужно!
- Так сил не будет!
- Не нужны мне силы!
- Как это: «не нужны»?! А учиться? Папенька вас не простит, если вы и эту сессию завалите! Наследства лишит!
- Да что мне это наследство? Презренные деньги, имения, собаки.. лошади.. слуги… лес.. На что мне всё это, если я не мыслю своей дальнейшей жизни?!
Мэри-Энн всплеснула полными, покрытыми веснушками руками:
- Вот горюшко! Да что случилось-то?
- Тебе не понять.. Мы, видишь-ли, слишком разные с тобой. Извини, если обидел, но это правда, а на правду нет смысла обижаться..
- А вдруг пойму? Чай, я человек, как и вы. Голова у меня есть, и руки, и ноги, и сердце..
- Сердце! – воскликнул Джастин. – Конечно, оно у тебя есть, иначе ты бы не жила.. Но знакомо-ли твоё маленькое сердечко с теми бурями и страстями, что кипят в нём, заставляя болезненно сжиматься, и замирать в испуге, когда…
- Так это изжога у вас, а не сердце! Вот я как жирного переем, тоже так печёт, так печёт…
- Вот видишь! Я же говорил, что не поймёшь!
Молодой человек передёрнул костлявыми плечами, и отошёл к окну.
- Простите меня, господин – извинилась Мэри-Энн. – Вы продолжайте, а я послушаю. Недаром же говорят, что если рассказать, то на душе легче становится..
Юноша некоторое время молчал, как бы показывая, что глубоко ранен бесчувственностью служанки, но потом, побуждаемый желанием поделиться, начал говорить:
- Знаешь-ли ты, Мэри-Энн, что такое любовь?..
Мэри-Энн покраснела до корней своих светло-рыжих волос.
- Знаю.. Как не знать? Вот, помнится, в деревне по весне сначала коты, потом кролики, а за ними кучер Том.. Ни одного дня не проходит, чтобы он какую девицу в углу не зажал..
- Мэри-Энн! Не своди всё к низменным потребностям плоти! – раздражённо громыхнул Джастин.
Девушка в испуге зажала себе рот ладонью:
- Так вот.. – продолжил он, откашлявшись. – Как наблюдали ещё древние, любовь есть движущая и созидающая сила, наполняющая индивидуума неизведанными до того момента мыслями и оттенками чувств. Сила, охватывающая весь мир, и сужающая его до того единственного человека, который и вызывает в означенном индивидууме ту самую любовь.. Любовь – это согревающий в ночи огонь, и всепожирающее адское пламя! Любовь – это то, что даёт силы, и забирает саму жизнь!.. О, как страдает сейчас моё сердце, ибо оно так полно любовью, что вот-вот разорвётся!..
Голос юноши дрогнул, но, поборов внезапно накатившее рыдание, он продолжил.
- Да, Мэри-Энн! Я влюблён! Безнадежно, бессмысленно, беспощадно… Я сгораю, и не нахожу в себе сил даже дышать.. Я гибну во цвете лет, Мэри-Энн! О, моя бедная, бедная маменька!...
Тут Джастин не выдержал, и надолго замолчал, дёргая кадыком и часто моргая.
- Так это.. Неужто мисс Сьюзи вам снова отказала? – осторожно спросила служанка.
- Ах, да причём тут мисс Сьюзи? – гнусаво ответил молодой человек. – С этой мисс давно уже всё закончено, я и имя-то её с трудом вспомнил.. Нет, это не мисс Сьюзи.
- А кто же?
- Ооо… Это удивительная девушка, милая Мэри.. Её зовут Анжела, и она прекрасна, как заря.. – Джастин мечтательно вздохнул. – Её кожа нежна, как лепесток юной розы, а румянец очарователен, как бочок спелого яблока. Глаза её подобны сапфирам. Губы красны, как сочные вишни. Её локоны белы и легки, как лебяжий пух.. А уж в уме, воспитании и учтивости с ней не сравнится ни одна девушка Англии.. Я люблю её больше жизни, и готов продать душу дьяволу, лишь бы и она полюбила меня…
- Так она вас не любит?
- Увы.. Не далее, как в прошлую пятницу я раскрыл ей своё сердце, но она только засмеялась этим своим очаровательным смехом, и сказала, что никогда не сможет полюбить такого…. Такого.. Нет, это слишком невыносимо!.. В общем, она сказала, что никогда не полюбит такого тщедушного курёнка, как я…
- Прямо так и сказала? – ахнула Мэри-Энн.
- Прямо так… - сокрушённо поник головой Джастин.
- Ох ты!.. – Мэри-Энн снова всплеснула руками. – Между прочим, благовоспитанные девушки так не говорят. Так что не надо заливать про её учтивость, и всё такое..
- Мэри, замолчи!
- Молчу уже, молчу.. Вот лихо-то… Ну, а как вы думаете, если вы преобразитесь, мясца на костях нарастите, полюбит она вас?
- Да кто же знает.
- А вы спросите.
- Она запретила впускать меня в свой дом, после того, как я, удушаемый слезами горя, цеплялся за подол её платья, и выпрашивал туфельку, чтобы носить её у сердца и целовать холодными, бессонными ночами..
- Мдааа….
- Да и как я смогу за короткий срок нарастить прекрасные мышцы, как, например, у сэра Арчибальда, этого капитана университетской команды рыцарей?..
- Ну, вы же алхимик! Составьте снадобье, которое за ночь сделает вас образцом силы и мужественности!
- Нет, моя дорогая наивная Мэри. Это невозможно.
- А я говорила вам, что нужно исправно посещать занятия, а не прогуливать!
- Не в этом дело. Просто до сих пор не найдена формула, способная трансфомировать материи, превращая одно в другое..
- И что, даже всего вашего ума не хватит, чтобы найти выход?
- Увы.. Ум мой не столь остр. А сейчас ещё и затуманен переживаниями. Тело моё ослабло…
Мэри-Энн подошла к насупленному Джастину, ласково обняла его за плечи, и подвела к столу.
- Уж вы покушайте, господин. Горяченького, пока не остыло.. Авось, что-нибудь и придумается.
Джастин с тяжелым вздохом поднял крышку со сковороды с яичницей, и взял вилку. Лицо его выражало страдание.
- Ну-ну-ну. Давайте-ка: ложечку за маму, ложечку за папу….
Вдруг круглое, доброе лицо Мэри-Энн озарилось:
- Вспомнила! Мастер Джастин, я когда-нибудь рассказывала вам о моей бабушке?
- О какой бабушке?
- Ну, о моей! Моей бабушке по маминой линии, колдунье!
- Мэри-Энн, ты бредишь? Колдуний не существует!
- Как это не существует, если моя бабушка именно колдуньей и была? Ох, сколько же она всего умела!.. И сглаз снять, и порчу отвести, и корову вылечить, а уж сколько всяких средств для женской красоты и мужского здоровья она изготавливала – не перечесть!
- Что-то не очень заметно, чтобы она действительно изготавливала средства для женской красоты.. – недоверчиво пробурчал юный алхимик, критически осматривая невысокую, коренастую Мэри-Энн.
Девушка и бровью не повела, а продолжила свой рассказ.
- Но лучше всего у бабушки получались приворотные зелья. Для всех случаев жизни! Стоило только человеку выпить такое зелье, так он сразу же влюблялся в того, кто его уже любил! И, в отличие от всяких других любовных снадобий, не томился от своего чувства, а испытывал воодушевление и радость!
- Да ладно тебе заливать!
- Честное слово! Чем хотите поклянусь!
- Ну, и зачем ты мне это рассказываешь?
- Да затем, что бабушка рассказала мне рецепт приворотного зелья! И.. если вы хотите.. можно сварить его, а потом угостить эту вашу красавишну, и она вас полюбит..
- Чушь! Это же совершенно антинаучно! Какие-то бабкины сказки! В нынешнее просвещённое время!... Ты что думаешь, что я предам науку, и начну готовить варево из мышиных хвостов, пауков, и веток?!
Мэри-Энн стушевалась.
- Нет.. Но.. Впрочем, как хотите.. Я ведь просто предложила…

Возмущенно ворча, Джастин принялся, наконец, за яичницу. Он съел её, и бекон, и хлеб с маслом и мёдом, выпил кофе… Когда, наконец, посула опустела, молодой человек благосклонно посмотрел на служанку.
- Ладно.. Уговорила.. Давай попробуем приготовить зелье по рецепту твоей бабушки. Я, конечно, как образованный человек, не верю в его силу, но.. попробовать можно… Кстати, – тут Джастин пододвинулся к Мэри-Энн поближе, и тихо-тихо спросил – а у бабушки не было никакого средства от прыщей?.. Ну, это не для меня, ты же понимаешь, это для моего друга Кадмуса… его лицо – это настоящая катастрофа..
- Нет, не было, увы.
- Ну, ладно. Так что там в составе?...

И Мэри-Энн, запинаясь и краснея начала перечислять ингредиенты, необходимые для приворотного зелья. Какие-то из них нашлись в алхимическом шкафчике Джастина, за другими пришлось бежать на рынок. Наконец, к вечеру все приготовления были закончены, и молодые люди принялись за дело.
Они измельчили корни петрушки, истолкли в ступке мак, пока он не дал масло, добавили вина, и сушёную кору ольхи, и мох, и дождевую воду, и ещё много разных странных и несовместимых ингредиентов. Потом всё это проварили, остудили, процедили, и перелил в красивый маленький флакон. Получившееся зелье пахло терпко и загадочно, а в его глубине мерцали голубые искорки.
- Ну и ну! – восхитился Джастин. – Наверняка сработает! Завтра же куплю бутылку любимого вина Анжелы, впрысну в него это приворотное снадобье, и.. И… Ах, Мэри-Энн, завтра я стану счастливейшим человеком на свете! Клянусь, если бы не разделяющая нас социальная пропасть и запах капусты, я бы тебя расцеловал! А теперь мне пора отдохнуть и набраться сил. День был таким тяжёлым.. – молодой человек зевнул. – Ах да! К утру мне нужна чистая рубашка.. и пришей пуговицу к плащу.. и.. и дырку на чулке тоже надо заштопать.. не могу же я явиться к моей будущей жене в таком неприглядном виде…
Нагрузив Мэри-Энн заданиями, Джастин выпроводил её за дверь, и тут же лёг спать.

Ночью дверь в комнату юного алхимика тихо отворилась. Какая-то тень скользнула внутрь, и, поминутно замирая и прислушиваясь к дыханию спящего Джастина, двинулась к столу. Несколько минут тень что-то искала, а потом так же осторожно покинула комнату.

Утром Мэри-Энн с выглаженной чистой рубашкой, заштопанными чулками, начищенными ботинками и подносом с завтраком снова была у дверей мастера Джастина. На этот раз дверь открылась сразу же, как только Мэри-Энн постучала. Юноша был вымыт, выбрит, и даже прыщи на его лбу вроде как побледнели и подсохли.
- А, Мэри! Доброе утро! Ну, что там у нас сегодня есть поесть? Я голоден, как волк! Нет, как лев! Как стая львов и стая волков одновременно!
С этими словами алхимик выхватил у девушки поднос, поставил на стол, и с жадностью принялся за еду.
Пока он завтракал, Мэри-Энн развесила чистую одежду, и, когда закончила, с интересом стала наблюдать за молодым человеком.
- Ты не представляешь, как славно я отдохнул! – с набитым ртом восторженно рассказывал Джастин. – Мне снился такой чудесный сон! Как будто бы Анжела пришла ко мне в комнату, и сказала, что любит меня, и всю ночь мы с ней.. Нет, ты не подумай, как это у тебя водится, дурного! – всю ночь мы с ней говорили, говорили и говорили, и мечтали о нашей свадьбе, и о нашем будущем, и о разных мирах, и о звёздах, и о тайнах алхимии.. и о новом замке.. и.. Кстати, что сегодня с кофе? Он какой-то странный.. Излишне горчит.. а, так вот!
Тут юноша отвлёкся от чашки, и посмотрел на Мэри-Энн.
Она сидела напротив него, подперев мягкую, веснушчатую щеку, пухлым кулачком. Небольшие голубые глаза девушки сияли, белёсые ресницы подрагивали, жаркий румянец разливался по шее.
- Мэри-Энн.. Я.. Я не понимаю.. Что сегодня с тобой? У тебя новое платье? Причёска? Ты как-то необыкновенно хороша!
Юноша встал из-за стола и подошёл к служанке.
- И пахнешь ты дивно! Чем-то сладким.. ванилью, что-ли.. или корицей и яблоками.. Не могу понять.. Но очень соблазнительно.. И.. Поднимись-ка! Я хочу рассмотреть тебя хорошенько. Что же с тобой произошло?...
Мэри-Энн поднялась, и немножко покружилась на месте.
- Чёрт возьми! И где же раньше были мои глаза? Мэри-Энн! Да ты настоящая красавица! Как я мог этого не замечать?! Твои чудесные волосы, и маленькие розовые ушки, и эти сильные, округлые бёдра, и..и… А хочешь, я покажу тебе одну удивительную вещь? Это большая редкость, я немало заплатил, чтобы приобрести её.. Она здесь, рядом…
Джастин галантно приобнял Мэри-Энн за талию, и повлёк в спальню. Впрочем, она была совсем не против…

И с тех пор жизнь юного алхимика наладилась. Он хорошо питался, возмужал. Прыщи покинули его лицо, а борода погустела и закучерявилась. Джастин посещал все занятия, учился рьяно и с удовольствием, и вскоре заслужил уважение своих учителей. Отец не мог на него нарадоваться, а мать каждый день благодарила небеса за то, что они вразумили её непутёвого сына.
Анжела ещё долго кусала локти от досады, видя, как хорошеет отвергнутый ею молодой человек, и чтобы хоть как-то отомстить ему, скоропалительно вышла замуж за капитана команды университетских рыцарей Арчибальда. Увы! Брак оказался не очень счастливым, а Джастин как будто и не заметил, что Анжела теперь не свободна.

Сам же юный алхимик по окончании обучения женился на Мэри-Энн, и никто не был против этого брака.

Конечно, может показаться странным, что влюблённый до умопомрачения в Анжелу Джастин внезапно увлёкся Мэри-Энн. Но на самом деле, всё не так уж и странно. Если бы в ночь, когда было сварено любовное зелье, юноша спал не так крепко, он услышал бы за дверью своей комнаты тихое, но вполне различимое бормотание: «Всё эти девицы! Сегодня одна, через неделю другая.. никакого здоровья на них не хватит.. Доведет себя парень до могилы! Но не бывать этому, не бывать!... Теперь всё будет хорошо... Спасибо тебе за рецепт, бабушка!».
Tags: графоманьячество
Subscribe

  • Урррааааааа!!!!!!!!

    Божычки, пришли результаты!!!!!! У меня есть антитела к ковиду!!!!!! Как я счастлива, как рада!!!!!!!!!!!!!!!!!! 22.5 ОЕ/мл!!!!!! По референсным…

  • Вчера в телевизоре сказали

    Что купаться в бассейнах совершенно безопасно, потому что хлорка убивает коронавирус. Та-дааа! А ведь год назад ничто не брало эту гадость,…

  • Прочитали с Мишей

    "Питера Пена и Венди". Ему не слишком понравилось, а мне - понравилось очень! Хоть и читала во второй раз. Очень печальная история. Все в ней…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 55 comments

  • Урррааааааа!!!!!!!!

    Божычки, пришли результаты!!!!!! У меня есть антитела к ковиду!!!!!! Как я счастлива, как рада!!!!!!!!!!!!!!!!!! 22.5 ОЕ/мл!!!!!! По референсным…

  • Вчера в телевизоре сказали

    Что купаться в бассейнах совершенно безопасно, потому что хлорка убивает коронавирус. Та-дааа! А ведь год назад ничто не брало эту гадость,…

  • Прочитали с Мишей

    "Питера Пена и Венди". Ему не слишком понравилось, а мне - понравилось очень! Хоть и читала во второй раз. Очень печальная история. Все в ней…