Катеришна (kurlapas) wrote,
Катеришна
kurlapas

Второй шанс

Для проекта N115 в Заповеднике сказок "День Тридевятого царства".

Бескрайнее синее небо нависало над огромной, как океан, прерией. Оно трогало прерию то за левый бок, то за правый, тихонько дуло на неё нежным ветерком, подмигивало ярким, обжигающим глазом солнца. Прерия смущалась от такого внимания, и стыдливо трепетала всеми своими цветами и травами.
Запах сухой, горячей земли дрожал в воздухе - запах середины лета.

Тощий, измождённый человек, шатаясь, брёл через прерию. Его одежда износилась, подошвы сапог отчаянно цеплялись за носки; старая тяжелая сумка при каждом шаге билась о ногу. Человек был немолод, и, видимо, не очень счастлив: в его глазах застыло выражение тоски и безысходности.
Вот странник остановился, снял шапку, явив изумленному солнцу идеально круглую блестящую лысину, привычным движением вытер замызганным головным убором потное лицо.
- Всё. Не могу больше. - прошептал он. - А и кончились мои силушки, застилает взор тьма проклятущая...
С этими словами он немного картинно опустился на колени, осторожно завалился на бок, и потерял сознание.

Парящий высоко в небе орёл издал пронзительный, тревожный крик.

Ближе к вечеру человек пришел в себя. Он пошевелился, с трудом перекатился на живот, и увидел перед своим носом старые, пыльные сапоги. Человек поднял глаза, и щурясь от ослепляющих лучей заходящего солнца, разглядел над сапогами полы потёртого кожаного плаща, выгоревшие брюки, широкий ремень с приточенными к нему ножом и кнутом, клетчатую рубашку и красный шейный платок. Завершала ансамбль широкополая шляпа.
- Воды.. Воды!.. - прохрипел пролежавший весь день на солнцепёке путешественник.
Незнакомец в кожаном пальто быстро сделал шаг назад, и брезгливо произнёс:
- Фу, фу, русским духом пахнет!
- Истину ты глаголишь, добрый человек - склонил голову странник. - С Руси я иду. Уж и три пары железных сапог стоптал, и три.. ну ладно, два с половиной, железных каравая сгрыз.. Не мудрено, что одежда моя грязна, да и сам я не то, чтобы очень чистый.
Незнакомец задумчиво поскрёб заросший щетиной подбородок.
- И куда же ты с Руси идешь?
- В Тридевятое царство.
- Давно в пути?
- Восемнадцатилетним юношей покинул я отчий дом. А сколько лет мне сейчас - того не ведаю.
- Судя по внешнему виду - хорошо за сорок.
- Всё возможно.
- Мдаа... И как, дорогу-то знаешь?
- Увы. Единственный человек, который знал, как добраться до Тридевятого царства, давно исчез, и никто не знает, куда.. Кстати! - внезапно приосанился странник. - Что же ты меня посреди поля пытаешь?! Коли старый ты человек - будь мне батюшкой, коли молод - братом названным стань! В бане намой, напои-накорми, спать уложи, а далее я ответ перед тобой держать буду!
Человек в кожаном плаще расхохотался.
- Не слишком-ли много требований для грязного бродяги?
- Я не бродяга! - обиделся путешественник. - Я - Иван-царевич!
- Иди ты!
- То, что внешность моя не соответствует представлениям о том, как должен выглядеть настоящий царевич, ещё не даёт оснований полагать меня лжецом!
- И ведь не поспоришь... Ну что ж, царевич! Ты это или не ты, но так и быть, я тебе помогу. Повеселил ты меня этими своими старорежимными замашками. На вот, выпей, а я сейчас всё устрою.
Незнакомец передал пожилому царевичу фляжку с водой, и пока тот пил, сунул в рот два пальца, и оглушительно свистнул. От неожиданности Иван подавился и закашлялся.
- Однако! - удивлённо поднял он брови. - Коня своего богатырского зовёшь?
- Да нет.. Так.. Живность. - неопределённо ответил человек в кожаном плаще, раскуривая трубку.
Прошло несколько минут. Царевич утолил жажду, вернул фляжку. Вынул из сумки половину железного каравая, с сомнением повертел в руках, убрал обратно. Незнакомец с интересом наблюдал за этими манипуляциями.
Вдруг издалека послышался топот. Сначала он был еле слышным, но с каждой секундой становился всё громче и громче. Земля под ногами задрожала.
- Уж не Сивка-ли это Бурка?! - воскликнул немного напуганный Иван.
- Не-ет... Здесь Сивки-Бурки не водятся.
Топот стал оглушительным. Иван зажал уши, и вдруг с ужасом увидел, что из сумерек на него несется нечто большое и, вероятно, свирепое. Изо рта нечта валил дым, крылья со скрипом хлопали, а ноги, казалось, хотели проломить землю.
- Тпрррууу! Стоя-я-ять! - прикрикнул на чудовище незнакомец. - Куда несёшься, окаянная?! Совсем, что-ли, ничего не видишь? Тьфу, пропасть! Начадила-то, начадила!.. Ну, иди, иди сюда. Хорошая девочка, хорошая..
И тут насмерть перепуганный царевич понял, что это не чудовище. Дымная пасть оказалась покосившейся трубой, скрипящие крылья - дверьми, а страшные мощные ноги - родными и привычными куриными лапами, вернее, всего одной лапой - вместо второй был искусно сделанный протез. Не вынеся такого потрясения, Иван снова свалился в обморок.

На этот раз он пробыл в беспамятстве совсем недолго: холодная вода и лёгкие пощёчины быстро привели его в чувство.
- Да что ж ты, касатик, нервный такой? Прямо как будто избушки на курьих ножках ни разу не видел - насмешливо произнесла Баба-Яга (а это была именно она, не смотря на щетину и трубку)
- А вот и не видел! - С вызовом ответил мокрый царевич. - Одна у нас на Руси такая избушка была, да и та пропала!
- Не пропала, а эмигрировала - назидательно подняла палец старая ведьма. - Ладно, хватит лясы точить. Сейчас, по обычаю, банька, потом ужин, ну а после можно и разговоры разговаривать.

Баба-Яга громко хлопнула в ладоши. Избушка распахнула одну из своих дверей, вытрясла из недр большую деревянную бочку, и наполнила её горячей, душистой водой.
- Ну, Ваня, не зевай! Хоть без крыши и печки, а все лучше, чем ничего.
Царевича не пришлось долго упрашивать. Он быстро разделся, и, постанывая от удовольствия, забрался в горячую воду.

Через некоторое время розовый, отмытый Иван в свежей рубашке и кальсонах, чинно сидел за столом, пил из блюдечка чай, и с удовольствием грыз варёную кукурузу.
- И чего ж тебе, бабушка, дома-то не сиделось? Глядишь, и ноги у избушки целее были бы. Кстати, что случилось?
- А.. койоты. Вроде и мелкие, а вот подишь ты, отгрызли... Не хотелось мне, Ванюша, дома сидеть. Так всё надоело - хоть вешайся. Девки эти постоянно таскались, дети пропавшие.. Прямо как мёдом им всем намазано! Про царевичей и богатырей уж и молчу! Что ни день - так нудят у ворот: "к лесу пе-е-ередом, ко мне за-а-адом!". И каждого в бане напарь, накорми, напои, спать уложи, да ещё и путь-дорогу укажи. Я, конечно, женщина крепкая, но всему есть предел. Вот и собрались мы с избушкой, и пошли, куда глаза глядят. Пришли сюда, в Тридевятое царство. И знаешь - хорошо здесь оказалось. Ни царевичей, ни девок этих.. Лепота!
- Да, тебе-то лепота.. А я все ноги стоптал, меч-кладенец потерял, коня верного съел.. Ни Василису, ни Елену, ни Премудрую, и Прекрасную, ни царевну какую завалящую не нашёл.. Как теперь домой возвращаться?
Баба-Яга подавилась чаем:
- А зачем тебе домой?
- Ну как же.. Царём становиться. Такова моя судьба. Деды так жили, и нам завещали.
- Деды, значит.. А что, Ваня, ты думаешь, что родители всё ещё тебя ждут, чтобы царство вручить? На блюдечке с голубой каёмочкой?
- Может, не на блюдечке, но ждут. Они же меня всю жизнь к царствованию готовили. Бывало, сяду я вечером летучий корабль мастерить, или змея воздушного, а маменька с папенькой как набегут, как отнимут рукоделие, да скипетр и державу в руки всунут и заставляют законы учить.. Да и после.. Всё твердили, что это мой долг, и положение обязывает.. Так что да, ждут.
Баба-Яга, кряхтя, вылезла из-за стола. Подошла к буфету, и долго в нём рылась, ругаясь такими словами, от которых немало повидавший в жизни Иван-царевич смущённо краснел. Наконец она извлекла на свет потемневшее от времени серебряное блюдо и сморщенное яблочко.
- Вот! Нашла. Ох, Ваня, Ваня, как же ты такой наивный, и до сих пор живой - не понимаю. Давай посмотрим, как там обстоят дела на нашей общей исторической родине.
Ведьма положила яблоко на блюдо, пошептала над ним. Яблочко нехотя покатилось по поверхности, с каждым кругом всё убыстряясь и убыстряясь. И вслед за его движениями темное блюдо начало светлеть, и на дне стала проявляться картинка. Вот проплыли перед изумлённым Иваном-царевичем поля и леса. Вот знакомый изгиб реки. Заповедные луга, пасека, яблоневый сад, огород, двор.. Вот и терем родной.. Иван смахнул набежавшие на глаза слёзы. Вот зал, отец на троне, мать рядом стоит.. постарели-то как! А это кто? Иван-царевич нахмурился. Перед троном стоял румяный молодой человек, с кудрями и усами, с мечом на поясе, что-то важно вещающий. Позади него стояли два отрока, а вокруг бегали еще трое детишек помладше. Все они были очень похожи между собой, и ещё - на него, на Ивана. Вот мОлодец закончил говорить. Царь подошёл к нему, обнял, что-то прошептал на ухо. Молодой человек просиял, и выбежал из зала.
- Кто это? - удивлённо поинтересовался у Бабы-Яги Иван-царевич.
- Братец твой младший. Неужели не признал?
- Когда я уезжал, никакого братца у меня не было!
- Так сколько времени-то прошло? - пожала плечами ведьма. - Ты же пропал, ни слуху о тебе, ни духу.. Вот родители и подсуетились, ещё наследников нарожали. Смотри, какие все хорошие - кровь с молоком!
- А как же.. я?.. - растерянно прошептал царевич.
- Что - как же ты? Ты для них помер давно. Оплакали тебя, отгрустили, да и дальше зажили.
- Но ведь я-то живой!
- Конечно, живой. И, что самое-то главное - сво-бод-ный. Вот скажи-ка мне, царевич. Только как есть скажи, правду, а не то съем: неужели тебе на самом деле всегда хотелось жениться на какой-то неизвестной Василисе Хитромудрой, а потом всю жизнь царством руководить?
- Ну.. - задумался Иван. - Ну-у-у.. Не знаю. Я об этом никогда не думал..
- Вот сейчас есть время подумать. Самое что ни на есть время! Дома тебя уже не ждут, а перед тобой ещё полжизни впереди.
- Ох, всё это так неожиданно...
Баба-Яга закатила глаза.
- Ладно, не мучайся. Доедай кукурузу, да спать ложись. Утро вечера мудренее.

Совершенно раздавленный царевич в молчании закончил ужин. Он улегся на любезно застеленную Ягой лавку, и долго ворочался, не смотря на усталость. Сон не шел к нему. Дело всей жизни с обидным хлопком лопнуло, как мыльный пузырь, оставив после себя грязноватую лужицу. От всего этого Иван горестно вздыхал и постанывал. Наконец Баба-Яга не выдержала, слезла с печи, и заставила царевич выпить успокоительные капли. Только после этого он, наконец, уснул.

Утром Иван проснулся спокойным и отдохнувшим. С удовольствием позавтракал в компании Бабы-Яги, надел выданную ею одежду и сапоги, и пошёл прогуляться. Целый день ходил Иван-царевич по прерии, и всё думал, чем же он хотел бы заниматься, раз уж стать царём не сложилось. За время путешествия в поисках Тридевятого царства он успел поработать и пастухом, и маслобоем, и пекарем, и писарем, и строителем, и даже вором-карманником, но об этом благородный царевич старался забыть, ибо стыдился. Иван вспомнил все свои детские увлечения и мечты, всё то, от чего он вынужден был отказаться во имя великой цели, и вдруг понял, чем же он хотел бы заниматься. От радости Иван-царевич подхватил на руки не успевшую спрятаться луговую собачку, и закружился с ней в старинной русской плясовой.

А через год немало удивлённые жители Тридевятого царства увидели в небе странное летающее существо. Неровно взмахивая крыльями, оно парило над прерией, всем своим видом выражая полнейшее довольство жизнью. И если бы жители не так сильно испугались, и попробовали изобразить это существо, то оно оказалось бы похожим на маленький домик с куриными ногами и большими, как у дракона, крыльями.
Tags: графоманьячество
Subscribe

  • Вчера в телевизоре сказали

    Что купаться в бассейнах совершенно безопасно, потому что хлорка убивает коронавирус. Та-дааа! А ведь год назад ничто не брало эту гадость,…

  • Если ценный приз не дают, но очень хочется его получить,

    Нужно самостоятельно вручить его самой себе. Одной из причин моего участия в этом марафоне было иррациональное желание получить термокружку с…

  • Монстр

    Я же вчера посмотрела вторую часть эротического триллера "50 оттенков серого". Редкостная хрень, но зацепила. Ну, как зацепила. Я весь фильм опять…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments