Катеришна (kurlapas) wrote,
Катеришна
kurlapas

Categories:

Короли тоже плачут

Облегчённый пересказ мексиканского сериала о страданиях людей с большим и очень большим доходом.

Для Заповедника сказок.
Проект №119 "день Дона Педро".


Давным-давно, в далёкие, светлые времена, когда чудеса случались часто и с удовольствием, когда в ещё лесах можно было встретить фей и единорогов, в одном королевстве жил да был король. Звали его Луис-Альберто Третий.
Как и полагается, он был силён, суров, вспыльчив и драчлив. И хоть внешне он напоминал воинственного злодея, сердце у него было доброе, и больше всего на свете он любил свою жену - королеву.
По моде того времени, королева была полной противоположностью Луиса-Альберто. Она была хрупкой, нежной и весёлой, как свежевылупившаяся бабочка. Звали её Марианна. Во всём королевстве не было девушки, которая могла бы сравниться с ней красотой и лёгкостью нрава. Огромные голубые глаза королевы смотрели на мир с восхищением и интересом, на розовых губах всегда блуждала лёгкая улыбка, а мягкие непослушные кудряшки так и норовили выбиться из сложной, предписанной этикетом, причёски.

Надо сказать, что не смотря на различия, Марианна и Луис-Альберто были счастливы вместе, и только длительные разлуки, связанные с военными командировками короля, омрачали их жизнь.
- Ах, если бы не эти противные соседи, мы бы с тобой никогда не расставались! - вздыхала Марианна, собирая Луиса-Альберто в очередной поход.
- Прости меня, моя душечка, - смущённо басил король, выбирая себе меч, - Но таковы мои обязательства перед страной и людьми. Ты же знаешь: нобис оближе, облико морале, кто, если не я?..
- Да, больше некому.. - печалилась королева, складывая в узелок тёплые подштанники короля. - Вот был бы у тебя какой-нибудь лишний брат, или дядя, племянник, на худой конец...
- Увы, увы, свет очей моих. Будя я немного дальновиднее, я бы оставил парочку родственников как раз для таких случаев. Но я поспешил, и избавился от всех них во избежание смут и попыток захватить трон. А теперь давай же обнимемся, ибо мне пора бежать. Я уже слышу, как мой верный конь бьёт копытом в предвкушении боя, и как кипит кровь в жилах моих верных солдат!

И король крепко обнял и поцеловал жену, грохоча доспехами сбежал вниз по лестнице, и, горланя песни фривольно-патриотического содержания, уехал воевать.

Для королевы потянулись долгие дни ожидания. Чтобы не скучать, она каждый день выезжала на верховую прогулку, читала книги из королевской библиотеки, вышивала носовые платочки, разучивала на арфе сложные военные марши, участвовала в домашних театральных представлениях, ухаживала за садом, кормила куриц и кроликов, писала стихи - в общем, жила яркой и весьма насыщенной для её статуса и положения жизнью. Как при такой загруженности в её прелестную головку закралась мысль о ребёнке, которого она должна подарить Луису-Альберто к его возвращению - до сих пор никто не знает, хотя на эту тему было написано и даже защищено несколько докторских диссертаций.

Всепоглощающее желание родить королю сына так сильно завладело Марианной, что она утратила сон и аппетит, ожидая утренней тошноты и пищевых причуд. Однако прошёл месяц, и другой, и третий, а ничего из вышесказанного с королевой так и не произошло. Разочарованная Марианна стала мрачной и раздражительной, и очаровательная лёгкая улыбка покинула её милое лицо. Наблюдая все эти перемены, обитатели дворца начали опасаться за здоровье молодой королевы, а заодно - помятуя о тяжёлом нраве короля - и за свою жизнь.

Наконец одна придворная дама, немало повидавшая в своей жизни, посоветовала Марианне обратиться за помощью к королевскому чародею. Не смотря на юный возраст, он был весьма искушён в науках, и был у короля на хорошем счету. В ту же ночь Марианна поспешила в башню к кудеснику - магистр тайных наук принимал посетителей исключительно после полуночи.

Бледный, нервный волшебник Леонардо Мендисабаль внимательно выслушал путанный, перемежающийся слезами рассказ королевы, и пообещал помочь. Но взял с неё честное, нерушимое слово никому и никогда не рассказывать о чудодейственном средстве, которое поможет ей обрести столь желанное дитя.
Всхлипывая, королева согласилась.
Всю ночь из-за запертой двери колдовской башни доносился жуткий грохот и музыка, а в окнах мелькали вспышки света.

А ровно через девять месяцев, как и задумано природой, Марианна родила чудесного мальчика необыкновенной красоты. Счастью королевы не было предела, и она полностью посвятила себя заботам о новорожденном королевиче.

И вот, когда младенцу исполнилось семь месяцев, с войны вернулся король Луис-Альберто (задержался, бывает). Простолюдины и придворные встречали своего повелителя цветами и песнями, а он не замечал их, выискивая в толпе свою ненаглядную жену, по которой очень соскучился.
- Где же, где же моя Марианна? - наконец спросил он подвернувшегося под руку графа. - Здорова-ли она? Жива?
- Жива, мой государь, жива! И здоровье у неё отменное - каждой бы королеве такое! Она ждёт вас в своих покоях, с сюрпризом - спешите же скорее к ней!

И король, расталкивая народ, помчался к своей супруге.

Каково же было его удивление, когда, срывая на ходу доспехи, он влетел в комнату Марианны, и застал её с прелестным розовощёким ребёнком на руках.
- ????! - воскликнул король.
- Неужели ты не узнаёшь его? Это же твой сын! Нам сегодня исполнилось семь ме-е-есяцев - нежно проворковала королева.
Луис-Альберто наморщил лоб, проводя нехитрые расчёты. Полученный результат настолько его не обрадовал, что он только и смог, что сдавленно прорычать:
- К-к-х-х-т-о-о-о-о?!!!!!
- Леонардо Мендисабаль, твой чародей.. - растерянно пролепетала Марианна. - Но я не понимаю, в чём де...
Слова её прервал рёв взбешённого Луиса-Альберто, который, грязно ругаясь, побежал в башню несчастного чародея - не смотря на то, что тот принимал исключительно после полуночи.

Ох, какой же ужасный получился скандал, ай-яй!

Разъярённый король сначала сломал не успевшему толком проснуться Мендисабалю руки, а потом и ноги. Подбил оба глаза, свернул на бок нос. Он хотел совсем убить его, но подумал, что это слишком лёгкое наказание для такого подлого колдунишки. Поэтому Луис-Альберто велел подлечить несчастного, а потом заточить его в самой сырой и неудобной подземной темнице до тех пор, пока он не придумает для него какую-нибудь жуткую, изощрённую казнь.
Всех придворных, которые были в курсе произошедшего, Луис-Альберто лишил титулов, а имущество конфисковал в пользу королевской казны.
Младенца повелел вывезти в самый густой и страшный лес, и оставить там на съедение диким зверям.
А жену.. жену!... Жену он немедленно отселил в дальнее крыло дворца, и всем строго настрого запретил говорить о ней.

***
Как и было велено, сына королевы в ту же минуту завернули в пелёнки, уложили в корзинку, и передали старому Альфонсо - королевскому слуге то-ли в пятом, то-ли в шестом поколении - чтобы тот отвёз ребёнка в густой и страшный лес. Всю дорогу сердце старика разрывалось от жалости, и он так исстрадался, что по прибытии на особо мрачную поляну первым делом откупорил фляжку с вином, и немедленно выпил. А потом выпил ещё немного, и ещё, и вскоре ему стало так хорошо и спокойно, что он даже начал насвистывать весёлую песенку.
- Не иначе как это место наполнено волшебством и древней магией! - нечленораздельно воскликнул он, когда фляжка опустела. - Такой маленький сосуд - и такое хорошее настроение! Теперь я уверен, что с этим мальчишкой всё будет в порядке. Тут явно есть, кому о нём позаботиться! Зуб даю, это феи или эльфы. Хей-хо, парень! Вот тебе небольшой подарок на прощание - моя шляпа. Думаю, тебе пойдёт. А теперь мне пора. Адьёс!
И слуга, продолжая насвистывать, положил на землю рядом с корзинкой со спящим младенцем шляпу, сел на ослика, и поспешил домой.

Солнце ещё не успело скрыться за верхушками деревьев, как ребёнок проснулся, и открыл глаза. Сначала он лежал тихо, но потом, как все дети, начал хныкать и плакать. Плач его становился всё громче и пронзительней, и наконец так утомил живущих неподалёку от поляны свирепых волков, что они не выдержали, и пригнали дикую козу, чтобы она накормила голодного королевича. Не по возрасту сообразительный ребёнок разобрался в особенностях строения козы, наелся до отвала, и немедленно уснул. В наступившей тишине было слышно, как и все лесные жители с облегчением выдохнули, и даже, как будто, перекрестились.

А утром возле корзинки уже стояло семейство енотов-полоскунов. Крепкий королевский организм хорошо воспринял козье молоко, и сработал, как надо.

Так и потекла жизнь малютки-королевича. Мышки и белки приносили ему зёрна и орехи. Дикие кабаны показывали, где растут вкусные трюфели. Пчёлы позволяли лакомиться мёдом. А собирать дикие яблоки, ягоды, груши, апельсины и мандарины, откапывать съедобные корешки, ловить рыбу и выковыривать из раковин нежных улиток мальчик научился сам.

И вот на чистом воздухе, на обильным и правильным питании, с разнообразной физической нагрузкой, королевич так возмужал и похорошел к 17 годам, что если бы о нём проведали девицы из ближайших деревень, они бы точно поубивали друг друга в борьбе за его сердце. Волосы и брови юноши были черны, как ночь. Губы красны, как вишни. Яркий румянец горел на нежных, смуглых щеках. А когда он улыбался, можно было ослепнуть от сияния его белых, как снег, зубов. Единственное одеяние молодого человека составляла старая шляпа - та самая, которую оставил ему на память старик Альфонсо.

Однажды королевич решил искупаться в море. Он пришёл на пляж, долго нырял и плескался, играл с дельфинами, и наконец так устал, что когда вышел на берег, немедленно уснул.
И надо же было такому случиться, что именно в этот момент недалеко от пляжа встал на якорь пиратский корабль. И не просто так, а для того, чтобы спрятать в прибрежных скалах очередной сундук с сокровищами.

Оооо, это были самые-самые жестокие пираты, какие только водились в море! Они не щадили никого: ни богатых, ни бедных, ни стариков, ни детей! Они отбирали у встретившихся им несчастных всё, вплоть до портянок и вставных зубов, да ещё и гадко насмехались над ними напоследок! Капитаном у них была дама: надменная, острая на язык, злющая, как три тысячи чертей. Поговаривали, что когда-то она жила при дворе, и имела дворянский титул. Но капитанша игнорировала эти слухи, а сплетников сбрасывала в море, на съедение акулам.
- Не люблю болтунов. - мрачно цедила она, выпуская через ноздри струйки табачного дыма.
Надо-ли говорить, что команда боялась её до визга, и безмерно уважала.

И вот эти ужасные пираты погрузились в шлюпку, и направились к берегу.
Как только нос лодки ткнулся в песок, самый нетерпеливый пират воскликнул:
- Аааа, проглоти меня кашалот! Свидетель! Позвольте мне немедленно убить его, сеньора капитан?!
Сеньора лениво метнула нож, и попала глупому пирату прямо в горло.
- Ну вот зачем вы так орёте, а, Пабло? Спокойнее надо быть, тише... - и ногой спихнув умирающего пирата в прибрежную воду, капитанша направилась к королевичу.

Когда она подошла поближе, и внимательнее рассмотрела его - такого юного, красивого, нежного - что-то дрогнуло в ледяном сердце старой ведьмы. Пиратша быстро вытащила из причёски булавку, смазанную ядом, повергающим во временное забытье, и легонько уколола молодого человека в шею. Королевич задрожал, напрягся, обмяк, и стремительно побледнел.
- Вот и славно. - потёрла руки капитанша.
- Эй, дармоеды! - крикнула она замершей команде. - Тащите сундук с сокровищами в пещеру! А потом погрузите этого молодчика в шлюпку, и доставьте на корабль! Чувствую, это будет весьма интересное и занимательное плавание, лопни моя селезёнка!
И пиратша громко захохотала.

Пираты не посмели ослушаться свою предводительницу. Они спрятали сундук, и вернулись за юношей. Но как только их шершавые руки коснулись нежной кожи королевича, из леса вылетели феи и эльфы, и немедленно превратили пиратов в крабов, а злобную пиратшу - в ядовитую медузу.

После этого феи, охая и ахая от умиления, принялись приводить королевича в чувство, а эльфы прилегли отдохнуть.

Наконец, юноша вполне пришёл в себя, и с удивлением уставился на крохотных волшебных существ.
- Приветствуем тебя, о прекрасный королевич Педро! - воскликнула королева фей (она была самой крупной и носила крошечную корону).
- А? -переспросил королевич.
- Приветствуем тебя, говорю!
- Ааа! - ответил юный Педро.
- Странно, больной он, что-ли? - пробормотала фея. - Почему не отвечает?
- Так, наверное, не умеет говорить! - предположила самая старая фея.
- Как это: "не умеет"?
- Ну, вот так. Не умеет - и всё.

Королева фей задумчиво наморщила лобик.
(Надо сказать, что хоть феи и эльфы обладают волшебной силой, они, всё таки, очень маленькие существа, и поэтому слишком много информации просто не помещается у них в голове. Например, феи и эльфы сделали всё, чтобы королевич выжил, но совершенно забыли, что нужно научить его говорить).

- Ладно - наконец хлопнула в ладоши королева. - Хорошо, что это поправимо!
И она посыпала юношу волшебной пыльцой, помахала над ним волшебной палочкой, произнесла разные волшебные слова, и тут же королевич прекрасно заговорил.
- Здравствуй, о повелительница фей! - галантно произнёс Педро. - Еще никогда я не видел столь совершенного существа, как вы! Ни восходы, ни закаты, ни нежные цветки апельсинов не сравнятся с вами красотой и благоуханием! Как я рад, что мне выпало счастье лицезреть вас и разговаривать с вами!

Как только он закончил свою тираду, все феи и эльфы громко захлопали в ладоши, таким образом выражая своё восхищение.

-Кхм! - смущённо хмыкнула королева фей. - Да-да, мне тоже очень приятно, и всё такое.. В общем, ты молодец. Да! Мы появились не просто так! Как я уже сказала, ты являешься сыном человеческих короля и королевы. Долгие годы они страдали без тебя и горько плакали. Но теперь ты вернёшься, и вдохнёшь радость в их сердца!
(конечно, феи и эльфы могли вернуть королевича во дворец лет 16 назад, но они просто постоянно забывали об этом).

Педро осознал всю серьёзность момента. Он побледнел, надел шляпу, и торжественно произнёс:
- Я готов!

И феи и эльфы радостно засмеялись и замахали волшебными палочками. Берег моря на минуту затянуло туманом, а когда он рассеялся, ни Педро, ни фей и эльфов, на пляже уже не было...

***
Дааа, многое изменилось во дворце за 16 лет, и не в лучшую сторону.

Когда король немного остыл, он простил королеву, и даже вернул её в свои покои. Но потерявшая любимого сына Марианна как будто повредилась разумом, и целыми днями только и делала, что бродила по дворцу и окрестностям, и всех спрашивала: "Вы не видели моего сына? Он совсем ещё крошка, но уже самый прекрасный младенец на свете!", а потом долго плакала, запершись у себя в спальне.
Сто раз раскаявшийся король не мог этого выносить, и поэтому придумал предложить королеве другого ребёнка, в надежде, что она успокоится, и снова станет весёлой и милой, как прежде.
Но Марианна равнодушно отнеслась к принесённому королём младенцу, тем более, он оказался девочкой. А вот король к малышке привязался, назвал её Марисабель, и начал воспитывать, как родную дочь. Марисабель сначала тянулась к Марианне, но потом, видя её холодность, принялась потихоньку изводить приёмную мать. Королева же, видя доброе отношение супруга к постороннему ребёнку, злилась и ревновала.

Чародей же Леонардо Мендисабаль продолжал сидеть в подземелье. Луис-Альберто так и не придумал для него ужасной казни, а выпускать кудесника просто так было как-то неприлично.

И вот в вечерний час, когда королевская семья собралась в тронном зале, чтобы обсудить планы на ужин, в его центре закружилось облачко тумана, а когда оно рассеялось, перед изумлёнными правителями и придворными предстал прекрасный обнажённый юноша в шляпе, и стайка каких-то мелких крылатых существ.
Это был Педро, феи и эльфы!

Глядя на Педро, многие придворные дамы немедленно упали в обморок, а благородные синьоры возмущённо покраснели.
- Что ты такое?! - гневно закричал Луис-Альберто Третий. - Изыди, сатана!
Но юноша смиренно опустился на одно колено, и произнёс:
- Отец! Неужели вы не узнаёте меня? Это же я, ваш сын Педро! 16 лет назад ваш слуга Альфонсо отвёз меня в лес, где я должен был погибнуть ужасной смертью. Но благодаря заботе фей и эльфов я остался жив! Вот шляпа Альфонсо - он подарил её мне как напоминание о том, кто я..
- Да-да, это моя шляпа! - встрял растроганный Альфонсо.
- И, хоть я выгляжу неподобающе, неужели вы сами, отец, не видите, как мы похожи? - тихим голосом закончил свою речь королевич.

И тут все присутствующие заметили, что и правда, юноша как две капли похож на Луиса-Альберто, каким тот был в юности. Единственное отличие было в том, что волосы королевича были кудрявыми, как у его матери - королевы Марианны.

- Мой сын! Мой сын вернулся! - закричала до этого молчаливая и бесстрастная королева. Она спрыгнула с трона, и птицей полетела к Педро, и обняла его, и разрыдалась на его груди.
- Но.. Позвольте-ка! - не сдавался Луис-Альберто. - Вы никак не можете быть моим сыном! Потому что когда вы родились, я уже больше года был на войне! А сие противоречит природе!

Но тут в защиту юноши вступились феи.
- О, грозный повелитель! - обратилась к Луису-Альберто королева фей. - Как мудрое волшебное существо, я могу со всей ответственностью заявить, что это и правда ваш сын!
- При всём моём уважении, но Вы лжёте! Отец этого мальчика - изгнанный чародей, проклятый Мендисабаль! Колдовством и обманом он склонил мою бедняжку жену к противоестественному союзу, и вот результат!
- А вот и нет! - торжествующе воскликнула королева фей. - Ничего подобного не было, и быть не могло! Уж поверьте могущественной волшебнице. Я-то с первого взгляда могу отличить простое человеческое дитя от ребёнка волшебного, коим и является прекрасный королевич Педро. Это определённо ваш сын, хоть и зачатый не вполне обычным способом.
- Да! Да! - закричала на секунду оторвавшаяся от Педро Марианна. - Все эти годы я молчала, связанная словом, которое дала чародею. Но теперь, когда королева фей всё рассказала, я подтверждаю её слова!

Луис-Альберто был совершенно сбит с толку этой странной историей. С одной стороны, всё рассказанное было слишком неправдоподобно, но с другой стороны, это была истинная правда, подтверждённая самой настоящей феей!
Слёзы навернулись на глаза короля. Он снял мантию, закутал в неё Педро, и крепко обнял его. Так разлучённая много лет назад семья счастливо воссоединилась.

***

Ну а дальше всё было так, как и должно быть у счастливых семей. Марианна снова стала весёлой и милой. Луис-Альберто обожал её, и был счастлив. Педро полюбил Марисабель, а она его, и через некоторое время они поженились, к великой радости короля. Леонардо Мендисабаля с извинениями выпустили из темницы и восстановили в должности королевского чародея. Но он сразу же снял с себя полномочия, и ушёл в лес, к феям, для повышения квалификации.
Пиратов-крабов и их капитаншу-медузу съели чайки.

А сундуки с награбленными сокровищами так и остались лежать в прибрежных пещерах, и, может быть, лежат там до сих пор.
Tags: графоманьячество
Subscribe

  • Урррааааааа!!!!!!!!

    Божычки, пришли результаты!!!!!! У меня есть антитела к ковиду!!!!!! Как я счастлива, как рада!!!!!!!!!!!!!!!!!! 22.5 ОЕ/мл!!!!!! По референсным…

  • Вчера в телевизоре сказали

    Что купаться в бассейнах совершенно безопасно, потому что хлорка убивает коронавирус. Та-дааа! А ведь год назад ничто не брало эту гадость,…

  • Прочитали с Мишей

    "Питера Пена и Венди". Ему не слишком понравилось, а мне - понравилось очень! Хоть и читала во второй раз. Очень печальная история. Все в ней…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 36 comments

  • Урррааааааа!!!!!!!!

    Божычки, пришли результаты!!!!!! У меня есть антитела к ковиду!!!!!! Как я счастлива, как рада!!!!!!!!!!!!!!!!!! 22.5 ОЕ/мл!!!!!! По референсным…

  • Вчера в телевизоре сказали

    Что купаться в бассейнах совершенно безопасно, потому что хлорка убивает коронавирус. Та-дааа! А ведь год назад ничто не брало эту гадость,…

  • Прочитали с Мишей

    "Питера Пена и Венди". Ему не слишком понравилось, а мне - понравилось очень! Хоть и читала во второй раз. Очень печальная история. Все в ней…